От автора

Посещая храмы и ступая по святым местам, я слышал множество имён к которым верующие обращали свои просьбы и возносили искренние мольбы. Само преклонение как и Тот, к кому оно направлялось, были различны по своему виду и наблюдая столь великое разнообразие многие вопросы томили меня. Как всё это соотносится? Об одном рекут люди или о разном? И если о разном, то какова связь между сказанным. Если существует то, что выходит за рамки плотского мира, то каким образом подступится к незримому? Можно долго размышлять о недоступном, но что делать если однажды оказавшись лицом к лицу с ним, увиденное будет отлично от наших грез о нем?

Подобно многим другим изнурялся я в стремлении к истине. Ведь ныне, как и в предыдущие века, всегда были те, кто тянулся к глубинам мироздания и восхищался его вершинами. Среди устремлённых находились прошедшие далее иных. Перейдя же просторы земные, одни возглашали о встрече с Творцом. Другие, подобно апостолу, говорили — «Никто из людей не видел Бога, но единственный Сын Божий, Тот, Восседающий рядом с Отцом, принёс нам весть о Боге. ( Иоанна 1:18 )». Вновь и вновь, будь то в делах Поднебесных или горних, люди порождали противоречие. И не имея собственного опыта или знания, нельзя было различить в чьих словах скрывается истина.

Но всё же было то, что оставалось неизменным — обещание радости и счастья, обещание знания и силы. Обещание того, что вперёд свет, а тьма позади. Неизменными были также и принципы соблюдая которые человек возвышался над собой, превосходил себя и тем самым приближался он к тайне. Неизменным был путь и именно в нём идущие находили больше всего согласия. И если следуя ему, подвижники созерцали разное, то смотрели они по правую или левую руку. То смотрели они на рассвете или закате, и все разногласия были лишь отголосками о зримом на великом пути. Потому путь и стал основной целью моего поиска, ведь обретя его и следуя ему, мне как и другим однажды удастся получить ответы о всём том, о чём я так страстно желал узнать и к чему, столь самозабвенно, жаждал приблизиться.